Стихи о врачах и медицине

Стихи о врачах и медицине Стихи

Красивые и интересные стихи про врачей и медицину

Вы дарите здоровье пациентам

Вы дарите здоровье пациентам,
Ведь нет таких, кто б вовсе не болел.
Лекарствами иль с острым инструментом,
Вы боретесь за жизнь на всей Земле.
Спасибо вам за все — людей спасенье,
За труд тяжелый с помощью всегда.
Пусть не покидает вдохновенье
И не постучится к вам беда!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Виктор Иванов — Спасибо вам за чуткость и заботу

Спасибо вам за чуткость и заботу,
За вашу беспокойную и нужную работу.
Душевность ваша нам передается,
Спасибо вам, что сердце наше бьётся.
На боль всегда откликнитесь,
Детально во все вникните,
Подход найдете к каждому,
Осмотрите, проверите
И делу очень важному
Сердца свои доверите.
Спасибо ва огромное,
Вы в жизни очень скромные,
Здоровья вам и счастья
И никогда не знать ненастья.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Мария Шадрина — Спасибо врачам

Как на войне вы, медики, в строю,
Не за признание, деньги и награду,
Достойно выполняете свою
Священную вы клятву Гиппократа.

И каждый день идете, как на бой,
Свой ежедневный подвиг совершая,
И ради нас рискуете собой,
С врагом лихим, невидимым, сражаясь.

Все эти дни, недели, на износ,
Без сна и отдыха вы с теми, кто на койках,
От вас не видим жалоб мы и слез,
Спасибо вам за мужество и стойкость.

Вас трудности не смогут напугать.
Врач это больше, чем профессия простая —
Неравнодушие, потребность помогать,
Собою жертвовать, других людей спасая.

Для вас настала трудная пора,
Как никогда, нуждаемся в вас остро.
Спасибо вам, родные доктора,
Водители и фельдшеры, медсестры.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Алевтина Зайцева — И как вас отблагодарить?

Врачи — целители, в веках
Ваш опыт ценится в каратах.
В своих жизнь сохранять руках
Вы дали клятву Гиппократу.

С людьми вы рядом день за днём
Защитою от силы чёрной,
Мечом сражаясь и огнём
в борьбе с болезнями упорно.

Порой забыв про свой недуг,
Про все задумки и заботы,
Больному каждому вы друг,
Важнее не найти работы.

И как вас отблагодарить?
Все фразы кажутся пустыми.
Вернее будет оценить
Ваш труд поклонами земными.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Евгения Урусова — Спасибо, доктор

Врачом не каждый может быть,
Нет, не для всех работа эта.
Чтоб свет души другим дарить,
В душе должно быть много света.
Всё можно в книгах прочитать,
И даже выучить возможно,
Но чуткость и вниманье взять
Из книг нельзя, из сердца — можно.
И это очень трудный путь,
Цена ошибки многократна,
Но если на него шагнуть,
То трудно повернуть обратно.
Мы можем долго рассуждать,
А вы не спите до рассвета,
На «Скорой» мчитесь помогать.
Спасибо, доктор, вам за это!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Наталия Гросс — Профессия врача сейчас не в моде

Профессия врача сейчас не в моде.
Престиж давно потерян… Только вот
В любое время, при любой погоде
Их где-то Человек с надеждой ждёт.

Тьму рассекают маяки над скорой.
Конечно же, они должны успеть.
Чтоб строчки не ложились приговором.
Чтоб холодно не терла руки смерть.

Должны успеть! Не ангелы, но все же
Кому-то подарили в жизни свет.
Пусть судят их…отчаянней и строже.
Профессии, я знаю, лучше нет!

Не ангелы! Тем более не боги…
И кто-то умирал на их руках.
Они спешат. Они уже в дороге.
Чтоб мир ваш хрупкий не настиг вдруг крах…

Пусть рушатся миры, планеты сходят,
Теряют ось накатанных орбит…
Профессия врача сейчас не в моде.
Но…их зовут, как только заболит…

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Димитрий Потемкин — Посвящение медикам

Вам досталась судьба,
Врачевать нас больных.
Это значит борьба,
За здоровье других.

Люди в белых халатах,
Ваша жизнь по палатам.
Мы и ночью и днем, —
С нетерпением вас ждем.

Благодарны мы вам,
Кто лежал и пошел.
Кто здоровье у вас
В вашем сердце нашел.

Это Богом дано,
Нам здоровье давать.
И мы просим его,
Вас, всегда врачевать.

Люди в белых халатах,
Ваша жизнь по палатам.
Мы и ночью и днем, —
С нетерпением вас ждем.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Шахбазян Лариса — Я продолжаю этот мир любить!

Я занимаюсь исцеленьем тел,
И между делом души исцеляю:
Чужую боль к своей душе цепляю,
Чтоб собеседник снова ввысь взлетел…
Я штопаю те раны, что кровят…
Я равнодушной быть не научилась,
И рада, если хоть чуть-чуть смягчилось
Израненное сердце. Говорят,
Что в наши дни такой немодно быть,
И что не платят за добро валюту…
Но не хочу меняться почему-то…
Я продолжаю этот мир любить!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Марина Волнорезова — Врач

Циничен? — Нет! Скорей- прямолинеен.
Груб? Резок? Неучтив?- конечно, нет!
Суть истины из уст его — не греет.
Дар убеждения- оставил светлый след…

Неделикатен? — Что ж — вполне возможно.
Суров в словах? — пожалуй, просто строг.
Зато все неподдельно, и не ложно,
Ведь в его деле значим лишь итог.

Жестоко? — лучше сказать- жестко.
Здесь жалость неуместна, ни к чему.
Хоть фразы ироничны, метки, хлестки-
Но хочется довериться ему.

Во взгляде не прочесть ни строчки,
Лишь доброты приятный холодок…
Во внешнем облике — немое многоточие,
И неприкрытого спокойствия поток.

И каждый день он видит чьи-то лица,
Слезы отчаянья и приглушенный плач,
Переворачивает в строгости страницу…
Суров? Циничен? Резок? — Нет! Он — Врач!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Когда над «скорой» свет мерцает синий,
Шепчу я про себя в минуты эти:
Благослови врачей своих, Россия,
Спешащих на работу на рассвете.

Блажен, кто в пору юности незрелой,
Беспечность проявляя и отвагу,
В халат впервые облачился белый
И принял гиппократову присягу.

Чтобы в работе, трудной и бесславной,
Бессрочной службы сделавшись солдатом,
Бой принимать заведомо неравный
И без вины быть вечно виноватым.

Они бедны. И сколько б ни просили,
Хозяйство их скудеет час от часа.
Благослави врачей своих, Россия,-
Бойцов, что лишены боеприпасов.

Кого просить о помощи? Мессию?
Святого Духа, и Отца, и Сына?
Позор твоим чиновникам, Россия,
Которыми забыта медицина.

Осознаёшь у края преисподней:
Лишь только эта специальность свята,
Когда страна огромная сегодня –
Реанимационная палата.

Они порою плачут от бессилья.
Бандитские им угрожают морды.
Благослови врачей своих, Россия,
Усталых, обездоленных и гордых.

Когда в надежде выиграть сраженье
В своих больницах, нищих и убогих,
Они находят путь из окруженья,
Уже не помышляя о подмоге.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Вы дали клятву Гиппократа

Вы дали клятву Гиппократа,
На бесконечный славный бой,
И обещанье ваше свято –
Борьба с болезнею любой.

Готовы всем прийти на помощь,
Души частицу подаря.
И, несмотря на жизни скорость,
Сердца ваши всегда горят.

Другим вы дарите лишь веру,
Вселяя бодрость в тело, дух.
И, кажется, манит победа,
Под силой ваших хрупких рук

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Едва ли в мире есть профессия

Едва ли в мире есть профессия,
Которая была б важней,
Чем для людей других полезная
Работа опытных врачей.
Их участь – боли и страдания,
Жестокость смерти и болезнь.
Здоровья людям дарование,
Для них важней сейчас и здесь.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Если щеки запылают

Если щеки запылают
Вдруг сильнее кумача,
Если кашель — вызывают
Всем немедленно врача.

Выпишет он нам пилюли,
Травок этих, травок тех,
Чтоб назавтра мы проснулись
Сразу здоровее всех.

Ну а если будет нужно —
Тут же сделает укол,
Чтоб скорей с командой дружной
Вновь играли мы в футбол.

Ко врачам мы разным ходим —
Это что смотря болит:
«Свинку» терапевт находит,
Стоматолог зуб сверлит.

В час любой и дня, и ночи
Он поможет нам, друзья,
И из всех профессий прочих
Выбираю эту я!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Врачи помогают

Врачи помогают
И взрослым, и детям,
Как самые добрые
Люди на свете.
Врачи облегчают
Страданья вокруг.
За это «спасибо»
Скажи им, мой друг!

Детские стихи про врачей и медицину

Стихи о врачах и медицине

Корней Чуковский-  Айболит
1

Добрый доктор Айболит!
Он под деревом сидит.
Приходи к нему лечиться
И корова, и волчица,
И жучок, и червячок,
И медведица!

Всех излечит, исцелит
Добрый доктор Айболит!

2

И пришла к Айболиту лиса:
«Ой, меня укусила оса!»

И пришёл к Айболиту барбос:
«Меня курица клюнула в нос!»

И прибежала зайчиха
И закричала: «Ай, ай!
Мой зайчик попал под трамвай!
Мой зайчик, мой мальчик
Попал под трамвай!
Он бежал по дорожке,
И ему перерезало ножки,
И теперь он больной и хромой,
Маленький заинька мой!»

И сказал Айболит: «Не беда!
Подавай-ка его сюда!
Я пришью ему новые ножки,
Он опять побежит но дорожке».
И принесли к нему зайку,
Такого больного, хромого,
И доктор пришил ему ножки,
И заинька прыгает снова.
А с ним и зайчиха-мать
Тоже пошла танцевать,
И смеётся она и кричит:
«Ну, спасибо тебе. Айболит!»

3

Вдруг откуда-то шакал
На кобыле прискакал:
«Вот вам телеграмма
От Гиппопотама!»

_«Приезжайте, доктор,

_В Африку скорей
_И спасите, доктор,
_Наших малышей!»

«Что такое? Неужели
Ваши дети заболели?»

«Да-да-да! У них ангина,
Скарлатина, холерина,
Дифтерит, аппендицит,
Малярия и бронхит!

Приходите же скорее,
Добрый доктор Айболит!»

«Ладно, ладно, побегу,
Вашим детям помогу.
Только где же вы живёте?
На горе или в болоте?»

«Мы живём на Занзибаре,
В Калахари и Сахаре,
На горе Фернандо-По,
Где гуляет Гиппо-п**о

По широкой Лимпопо».

4

И встал Айболит, побежал Айболит.
По полям, но лесам, по лугам он бежит.
И одно только слово твердит Айболит:
«Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!»

А в лицо ему ветер, и снег, и град:
«Эй, Айболит, воротися назад!»
И упал Айболит и лежит на снегу:
«Я дальше идти не могу».

И сейчас же к нему из-за ёлки
Выбегают мохнатые волки:
«Садись, Айболит, верхом,
Мы живо тебя довезём!»

И вперёд поскакал Айболит
И одно только слово твердит:
«Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!»

5

Но вот перед ними море —
Бушует, шумит на просторе.
А в море высокая ходит волна.
Сейчас Айболита проглотит она.

«О, если я утону,
Если пойду я ко дну,
Что станется с ними, с больными,
С моими зверями лесными?»
Но тут выплывает кит:
«Садись на меня, Айболит,
И, как большой пароход,
Тебя повезу я вперёд!»

И сел на кита Айболит
И одно только слово твердит:
«Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!»

6

И горы встают перед ним на пути,
И он по горам начинает ползти,
А горы всё выше, а горы всё круче,
А горы уходят под самые тучи!

«О, если я не дойду,
Если в пути пропаду,
Что станется с ними, с больными,
С моими зверями лесными?»

И сейчас же с высокой скалы
К Айболиту слетели орлы:
«Садись, Айболит, верхом,
Мы живо тебя довезём!»

И сел на орла Айболит
И одно только слово твердит:
«Лимпопо, Лимпопо, Лимпопо!»

7

А в Африке,
А в Африке,
На чёрной
Лимпопо,
Сидит и плачет
В Африке
Печальный Гиппопо.

Он в Африке, он в Африке
Под пальмою сидит
И на море из Африки
Без отдыха глядит:
Не едет ли в кораблике
Доктор Айболит?

И рыщут по дороге
Слоны и носороги
И говорят сердито:
«Что ж нету Айболита?»

А рядом бегемотики
Схватились за животики:
У них, у бегемотиков,
Животики болят.

И тут же страусята
Визжат, как поросята.
Ах, жалко, жалко, жалко
Бедных страусят!

И корь, и дифтерит у них,
И оспа, и бронхит у них,
И голова болит у них,
И горлышко болит.

Они лежат и бредят:
«Ну что же он не едет,
Ну что же он не едет,
Доктор Айболит?»

А рядом прикорнула
Зубастая акула,
Зубастая акула
На солнышке лежит.

Ах, у её малюток,
У бедных акулят,
Уже двенадцать суток
Зубки болят!

И вывихнуто плечико
У бедного кузнечика;
Не прыгает, не скачет он,
А горько-горько плачет он
И доктора зовёт:
«О, где же добрый доктор?
Когда же он придёт?»

8

Но вот, поглядите, какая-то птица
Всё ближе и ближе по воздуху мчится.
На птице, глядите, сидит Айболит
И шляпою машет и громко кричит:
«Да здравствует милая Африка!»

И рада и счастлива вся детвора:
«Приехал, приехал! Ура! Ура!»

А птица над ними кружится,
А птица на землю садится.
И бежит Айболит к бегемотикам,
И хлопает их по животикам,
И всем по порядку
Даёт шоколадку,
И ставит и ставит им градусники!

И к полосатым
Бежит он тигрятам.
И к бедным горбатым
Больным верблюжатам,
И каждого гоголем,
Каждого моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем,
Гоголем-моголем потчует.

Десять ночей Айболит
Не ест, не пьёт и не спит,
Десять ночей подряд
Он лечит несчастных зверят
И ставит и ставит им градусники.

9

Вот и вылечил он их,
Лимпопо!
Вот и вылечил больных.
Лимпопо!
И пошли они смеяться,
Лимпопо!
И плясать и баловаться,
Лимпопо!

И акула Каракула
Правым глазом подмигнула
И хохочет, и хохочет,
Будто кто её щекочет.

А малютки бегемотики
Ухватились за животики
И смеются, заливаются —
Так что дубы сотрясаются.

Вот и Гиппо, вот и Попо,
Гиппо-попо, Гиппо-попо!
Вот идёт Гиппопотам.
Он идёт от Занзибара.
Он идёт к Килиманджаро —
И кричит он, и поёт он:
«Слава, слава Айболиту!
Слава добрым докторам!»

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Николай Добронравов — Доктор Айболит

Кто там плачет жалобно: «Ой, бо-бо! Болит!
Помоги, пожалуйста, доктор Айболит!»
Девочки и мальчики! Вот он к нам спешит…
«Что случилось?» – спросит нас доктор Айболит.

Лечит добрый доктор наш взрослых и детей,
Маленьких проказников и больших зверей.
К нам ко всем на выручку он с утра спешит,
Лучший из волшебников – доктор Айболит.

Хрю-хрю-хрюшка бедная не скулит – хрипит…
Хрю-хрю-хрю-хрюнический у неё бронхит.
Гор-гор-гор – у горлицы горлышко болит…
Всех на свете вылечит доктор Айболит!

Снилось, снилось, снилось нам, что почти без сил
С Нила, с Нила, с Нила к нам прибыл крокодил.
Говорил он доктору: «Доктор, пожалей!
И микстуры сладенькой полведра налей!»

С Северного полюса телефон звонит.
Плачут мишки белые: «Ой, бо-бо! Болит!
Океан в волнении: стонет рыба-кит…
Всех на свете вылечит доктор Айболит!

Станут все здоровыми, будет аппетит.
Всех на свете вылечит доктор Айболит.
Каждый скажет доктору: «Больше не болит!»
Скажут все: «Да здравствует доктор Айболит!»

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Анатолий Форов — У врача

Заболел у Зубра зуб.
Во дела, друзья!
Фрукты, кашу, даже суп
Стало есть нельзя.
И, как водится, его
Повели к врачу.
А врачом был Бегемот,
Бегемот-молчун.
И как только в кресло Зубр
Сел, то стал орать,
Хоть ещё не начал зуб
Дядя проверять.
— Больно мне! – кричит больной,
Приоткрыв свой рот, —
Отпусти меня домой,
Дядя Бегемот.
Посетитель был в тоске…
Только и успел
Ойкнуть он, как врач в руке
Зуб его вертел.
Я нисколько не шучу
И готов сказать:
Если болен, то врачу
Надо доверять!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Эдуард Успенский — Академик Иванов

Всем известный математик
Академик Иванов
Ничего так не боялся,
Как больниц и докторов.

Он мог погладить тигра
По шкуре полосатой.
Он не боялся встретиться
На озере с пиратами.
Он только улыбался
Под дулом пистолета,
Он запросто выдерживал
Два действия балета.

Он не боялся темноты,
Он в воду прыгал с высоты
Два метра с половиной…
Но вот однажды вечером
Он заболел ангиной.

И надо вызывать скорей
Врача из «неотложки»,
А он боится всех врачей,
Как мышь боится кошки.

Но соседский мальчик Вова
Хочет выручить больного.
Поднимает трубку он,
Трубку телефонную,
И звонит по телефону
В клинику районную:

— Пришлите нам, пожалуйста,
Доктора с машиной —
Академик Иванов
Заболел ангиной.

Самый страшный
Врач больницы
Взял свой самый
Страшный шприц, и
Самый страшный
Свой халат, и
Самый страшный бинт,
И вату,
И сестру взял старшую —
Самую страшную.

И из ворот больницы
Уже машина мчится.
Один звонок,
Другой звонок.
И доктор входит на порог.

Вот подходит он к кровати,
Где известный математик
Пять минут назад лежал,
А больного нет — сбежал!!!

Может, он залез в буфет?
Спрятался под ванной?
Даже в печке его нет.
Как это ни странно.

Перерыли все вокруг,
А он спрятался в сундук
И глядит на врача
Через дырку для ключа.

Доктор смотрит на жильцов:
— Где больной, в конце концов?
Я приехал для лечения,
А не для развлечения;
Если не найду сейчас
Вашего больного,
Должен буду вылечить
Кого-нибудь другого.

Выходи на середину
Тот, кто вызывал машину!

И он выложил на стол
Шприц, касторку, валидол.
Пять стеклянных ампул
И кварцевую лампу!

У жильцов при виде шприца
Сразу вытянулись лица:

— Не шутили мы с врачом.
Мы, ей-богу, ни при чем.

Доктор хмурится сурово,
Но вперед выходит Вова:

— Лечите, — говорит, — меня.
Вызывал машину я. —

И врачу он в тот же миг
Смело показал язык.

Доктор зеркальце надел,
Доктор Вову оглядел.
Молоточком постучал,
Головою покачал.

— У тебя, — сказал он Вове, —
Превосходное здоровье.
Все же я перед дорогой
Полечу тебя немного:
Дам тебе малины,
Меда, апельсинов,
А еще печенье —
Вот и все леченье!

Соседи с восхищением
Глядят на смельчака,
Но тут открылась с грохотом
Крышка сундука.
И на удивление
Доктора с сестрой,
Выбрался оттуда
Истинный больной:

— Не привык я прятаться
За чужие спины,
Если рядом выдают
Людям апельсины.
И я вижу, что леченье —
Не такое уж мученье.

Слава добрым врачам!
Слава мальчугану!
Больше я в сундуке
Прятаться не стану!

— Это все пустяки! —
Отвечает Вова. —
Не бояться врачей —
Что же тут такого!
Если людям сказать,
Могут засмеяться.
ПАРИКМАХЕРЫ —
Вот кого надо бояться!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Корней Чуковский — Доктор

Лягушонок под тиною
Заболел скарлатиною.
Прилетел к нему грач,
Говорит:
«Я врач!
Полезай ко мне в рот,
Всё сейчас же пройдёт!»
Ам! И съел.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Лика Разумова — На уколы

На уколы! На уколы!
Собирайся, ребятня!
Вы не бойтесь! Я не больно –
Ведь хороший доктор я.

Поднимите-ка рубашки,
Я послушаю живот.
Ой-ой-ой! Урчит там что-то,
Срочно выпейте компот.

Вот вам градусник по мышку,
Посидите пять минут.
Я натру вас лучшей мазью,
Наложу на руку жгут.

Может, банки вам поставить?
Я умею – верь — не верь.
И давление измерю,
Вы прилягте на постель.

Я вам выпишу рецептик,
Всё купите по нему.
Позабочусь я о детках,
Потому что их люблю.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Анатолий Форов — Врач

Я игрой своей довольна:
Я врачом была сегодня
Всем пилюли я давала,
Всем уколы прописала.
Только мама всё боялась,
На укол не соглашалась.
Говорила мне она:
«Я, дочурка, не больна».
Тут я маму осмотрела
И сказала: «Плохо дело,
Как ты, мама, ни крутись,
Без меня не обойтись.
А поскольку ты упряма,
Два укола надо, мама!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

У школьного врача ответственна работа

У школьного врача ответственна работа,
И каждый ученик вниманьем окружен.
Обязанность твоя – терпенье и забота,
И только летом наступает «несезон».

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Простудился мальчик Шура

Простудился мальчик Шура.
Поднялась температура.
У него неважный вид…
И на помощь врач спешит.
Чтобы снять температуру
Доктор выпишет микстуру.
Улыбнется: «Будь здоров!»
Нам никак без докторов!
Говорю серьезно вам:
— Честь и слава докторам!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Ирина Пивоварова — Крошка пони у врача

Был хороший
Крошка пони,
Только очень
Плохо ел.

Он за завтраком
Брыкался,
Он за ужином
Ревел.

Смотрит мама —
Дело плохо.
Повела его к врачу.
Повела его к врачу
Ферапонту Лукичу.

Доктор трубку взял,
И долго
Крошку пони
Доктор слушал…

А пока его он слушал,
Крошка пони
Бинтик скушал,
Съел бумажную
Салфетку,
Аспирина съел
Таблетку,

Скушал ландышей
Букетик,
Съел автобусный
Билетик,
И тетрадкой
Закусил,
И добавки
Попросил.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Считалочка

Раз, два, три, четыре, пять –
Будем мы врачей считать.
Первый доктор – ОКУЛИСТ,
По глазам специалист.
Доктор, сердцу дорогой –
КАРДИОЛОГ, он – второй.
Третий доктор – ЛОГОПЕД,
Он – волшебник-звуковед.
Врач четвёртый – СТОМАТОЛОГ,
Он зубам и дёснам дорог.
Детский доктор, ПЕДИАТР,
Он по счёту – будет пятым.

Раз, два, три, четыре, пять –
Лучше хвори нам не знать,
Все болезни прогоняй…
Кто не болен – догоняй!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Всех лечит

Он лечит взрослых и детей
От гриппа, насморка и жара.
Спасает жизни всех людей,
И молодых, и старых.
Он ставит градусник под мышку,
Чтобы узнать температуру.
И спину слушает мальчишки,
Он добрый, но немного хмурый.
Ты заболел? Так что ж тогда?
Тебе помогут, ты не плачь.
Со скорой помощью всегда
Придёт к тебе на помощь врач.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Доктор Лола

Любит делать доктор Лола
Всем прививки и уколы,
И, велев «А-а!» пропеть,
Горло палочкой смотреть,
Ставить градусник под мышку,
Слушать трубочкой одышку,
И в особую тетрадь
Все подробности писать.
И мальчишкам, и девчонкам
Мазать ссадины зеленкой,
Руки-ноги бинтовать
И рецепты штамповать.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Детский доктор

До хруста накрахмаленный халат,
и шапочка, как белая пилотка.
Из-под густых бровей лукавый взгляд,
и лёгкая неспешная походка.
Он – педиатр, а проще – детский врач,
что предан много лет своей работе.
Улыбки, детский смех – не стон иль плач –
ему наградой. Только вы поймёте ль?
Порой болезнь свой очертила круг,
и кажутся безвыходными меры.
Но разорвать – не сразу и не вдруг –
его возможно опытом и верой!
Теплом больших и очень чутких рук
он открывает в мир здоровья дверцу.
Фонендоскопом ловит каждый звук –
о чём же говорит больное сердце,
что там хрипит в груди у малыша
и затрудняет ровное дыханье,
и полной грудью не даёт дышать…
Порой вопрос за гранью пониманья.
Врач принимает вызов – бой, так бой!
Болезнь – коварна. Но и жизнь бесценна.
Он – детский врач с завидною судьбой.
А, впрочем, человек обыкновенный.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Лечит детишек

Кто детишек наших лечит?
Недугам противоречит?
Если малыши не спят,
К педиатру все спешат.
Горлышко всегда посмотрит,
Тело полностью осмотрит,
Стетоскоп достанет с сумки
Послушает врач без ошибки.
Потом он выпишет рецепт,
Поймет его лишь фармацевт.
Станет здоровеньким ребенок,
Улыбнется из пеленок.

 

Стихи про врачей и медицину известных поэтов

Стихи о врачах и медицине

Эдуард Асадов — Ошибка

К нему приезжали три очень солидных врача.
Одна все твердила о грыже и хирургии.
Другой, молоточком по телу стуча,
Рецепт прописал и, прощаясь, промолвил ворча
О том, что тут явно запущена пневмония.

А третий нашел, что банальнейший грипп у него,
Что вирус есть вирус. Все просто и все повседневно.
Плечо же болит вероятней всего оттого,
Что чистил машину и гвозди вколачивал в стену.

И только четвертый, мальчишка, почти практикант,
На пятые сутки со «Скорой» примчавшийся
в полночь,
Мгновенно поставил диагноз: обширный инфаркт.
Внесли кардиограф. Все точно: обширный инфаркт.
Уколы, подушки… Да поздно нагрянула помощь.

На пятые сутки диагноз… И вот его нет!
А если бы раньше? А если б все вовремя ведать?
А было ему только сорок каких-нибудь лет,
И сколько бы смог он еще и увидеть и сделать!

Ошибка в диагнозе? Как? Отчего? Почему?!
В ответ я предвижу смущенье, с обидой улыбки:
— Но врач — человек! Так неужто, простите, ему
Нельзя совершить, как и всякому в мире, ошибки?!

Не надо, друзья. Ну к чему тут риторика фраз?
Ведь честное слово, недобрая это дорога!
Минер ошибается в жизни один только раз,
А сколько же врач? Или все тут уж проще намного?!

Причины? Да будь их хоть сотни, мудреных мудрей,
И все же решенье тут очень, наверно, простое:
Минер за ошибку расплатится жизнью своей,
А врач, ошибаясь, расплатится жизнью чужою.

Ошибка — конец. Вновь ошибка, и снова — конец!
А в мире ведь их миллионы, с судьбою плачевной,
Да что миллионы, мой смелый, мой юный отец,
Народный учитель, лихой комиссар и боец,
Когда-то погиб от такой вот «ошибки» врачебной.

Не видишь решенья? Возьми и признайся: — Не знаю! —
Талмуды достань иль с другими вопрос обсуди.
Не зря ж в Гиппократовой клятве есть фраза такая:
«Берясь за леченье, не сделай беды. Не вреди!»

Бывает неважной швея или слабым рабочий,
Обидно, конечно, да ладно же, все нипочем,
Но врач, он не вправе быть слабым иль так, между
прочим,
Но врач, он обязан быть только хорошим врачом!

Да, доктор не бог. Тут иного не может быть мненья.
И смерть не отменишь. И годы не сдвинутся вспять.
Но делать ошибки в диагнозах или леченье —
Вот этих вещей нам нельзя ни терпеть, ни прощать!

И пусть повторить мне хотя бы стократно придется:
Ошибся лекальщик — и тут хоть брани его век,
Но в ящик летит заготовка. А врач ошибется,
То «в ящик сыграет», простите, уже человек!

Как быть? А вот так: нам не нужно бумаг и подножья
Порой для престижа. Тут главное — ум и сердца,
Учить надо тех, в ком действительно искорка божья,
Кто трудится страстно и будет гореть до конца!

Чтоб к звездам открытий взмыть крыльям, бесстрашно
звенящим,
Пускай без статистик и шумных парадных речей
Дипломы вручаются только врачам настоящим
И в жизнь выпускают одних прирожденных врачей.

Чтоб людям при хворях уверенно жить и лечиться,
Ищите, ребята, смелее к наукам ключи.
У нас же воистину есть у кого поучиться,
Ведь рядом же часто первейшие в мире врачи.

Идите же дальше! Сражайтесь упрямо и гибко.
Пусть счастьем здоровья от вашего светит труда!
Да здравствует жизнь! А слова «роковая ошибка»
Пусть будут забыты уверенно и навсегда!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Эдуард Асадов — Белые и черные халаты

Если б все профессии на свете
Вдруг сложить горою на планете,
То, наверно, у ее вершины
Вспыхнуло бы слово: «Медицина».

Ибо чуть не с каменного века
Не было почетнее судьбы,
Чем сражаться в пламени борьбы
За спасенье жизни человека.

Все отдать, чтоб побороть недуг!
Цель — свята. Но святость этой мысли
Требует предельно чистых рук
И в прямом и в переносном смысле.

Потому-то много лет назад
В верности призванию и чести
В светлый час с учениками вместе
Поклялся великий Гиппократ.

И теперь торжественно и свято,
Честными сердцами горячи,
Той же гордой клятвой Гиппократа
На служенье людям, как солдаты,
Присягают новые врачи.

Сколько ж, сколько на землей моей
Было их — достойнейших и честных;
Знаменитых и совсем безвестных
Не щадивших сердца для людей!

И когда б не руки докторов
Там, в дыму, в неходком лазарете,
Не было б, наверное, на свете
Ни меня и ни моих стихов…

Только если в благородном деле
Вдруг расчетец вынырнет подчас,
Это худо, ну почти как грязь
Или язва на здоровом теле.

Взятка всюду мелочно-гадка,
А в работе трепетной и чистой
Кажется мне лапою когтистой
Подношенье взявшая рука.

Нет, не гонорар или зарплату,
Что за труд положены везде,
А вторую, «тайную» оплату,
Вроде жатвы на чужой беде.

И, таким примером окрыленные
(Портится ведь рыба с головы),
Мзду берут уже и подчиненные,
Чуть ли не по-своему правы.

Благо в горе просто приучать:
Рубль, чтоб взять халат без ожиданья,
Няне — трешку, а сестрице — пять,
Так сказать «за доброе вниманье».

А не дашь — закаешься навек,
Ибо там, за стенкою больничной,
Друг твой или близкий человек
Твой просчет почувствует отлично…

Дед мой, в прошлом старый земский врач,
С гневом выгонял людей на улицу
За любой подарок или курицу,
Так что после со стыда хоть плачь!

Что ж, потомки позабыли честь?
Нет, не так! Прекрасны наши медики!
Только люди без высокой этики
И сегодня, к сожаленью, есть.

И когда преподношеньям скорбным
Чей-то алчный радуется взгляд,
Вижу я, как делается черным
Белый накрахмаленный халат.

Черным-черным, как печная сажа.
И халатов тех не заменить.
Не отчистить щетками и даже
Ни в каких химчистках не отмыть;

И нельзя, чтоб люди не сказали:
— Врач не смеет делаться рвачом.
Вы ж высокий путь себе избрали,
Вы же клятву светлую давали!
Иль теперь все это ни при чем?!

Если ж да, то, значит, есть причина
Всем таким вот хлестануть сплеча:
— Ну-ка прочь из нашей медицины,
Ибо в ней воистину стерильны
И халат, и звание врача!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Владимир Высоцкий — Я сказал врачу: «Я за все плачу!»

Я сказал врачу: «Я за все плачу!»
За грехи свои, за распущенность.
Уколи меня, — я сказал врачу, —
Утоли за всё, что пропущено.

Пусть другие пьют в семь раз пуще нас.
Им и карты все. Мой же кончен бал.
Наказали бы меня за распущенность
И уважили этим очень бы.

Хоть вяжите меня — не заспорю я.
Я и буйствовать могу — полезно нам.
Набухай, моей болезни история,
Состоянием моим, болезненным!

Мне колют два месяца кряду —
Благо, зрячие.
А рядом гуляют по саду
Белогорячие.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Владимир Высоцкий — Он был хирургом, даже нейро-

Он был хирургом, даже нейро-,
Хотя и путал мили с га,
На съезде в Рио-де-Жанейро
Пред ним все были мелюзга.

Всем, кому уже жить не светило,
Превращал он в нормальных людей,
Но огромное это светило,
К сожалению, было еврей.

В науке он привык бороться.
И за скачком — всегда скачок!
Он одному, он одному первопроходцу
Поставил новый мозжечок.

Всем, кому уже жить не светило,
Превращал он в нормальных людей,
Но огромное это светило,
К сожалению, было еврей.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Николай Заболоцкий — Смерть врача

В захолустном районе,
Где кончается мир,
На степном перегоне
Умирал бригадир.
То ли сердце устало,
То ли солнцем нажгло,
Только силы не стало
Возвратиться в село.
И смутились крестьяне:
Каждый подлинно знал,
Что и врач без сознанья
В это время лежал.
Надо ж было случиться,
Что на горе-беду
Он, забыв про больницу,
Сам томился в бреду.
И, однако ж, в селенье
Полетел верховой.
И ресницы в томленье
Поднял доктор больной.
И под каплями пота,
Через сумрак и бред,
В нем разумное что-то
Задрожало в ответ.
И к машине несмело
Он пошел, темнолиц,
И в безгласное тело
Ввел спасительный шприц
И в степи, на закате,
Окруженный толпой,
Рухнул в белом халате
Этот старый герой.
Человеческой силе
Не положен предел:
Он, и стоя в могиле,
Сделал то, что хотел.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Вера Полозкова — Доктор, как хорошо, что Вы появились

Доктор, как хорошо, что Вы появились.
Доктор, а я волнуюсь, куда ж Вы делись.
Доктор, такое чувство, что кто-то вылез
И по лицу сползает из слезных желез.
Доктор, как Вы живете, как Ваши дети?
Крепко ли спите, сильно ли устаете?
Кресло тут в кабинете, Господь свидетель,
Прямо такое точно, как в самолете.
Доктор, тут к Вам приходят все словно к Будде.
Доктор, у Вас в газете – все на иврите?
Доктор, прошу Вас, просто со мной побудьте.
Просто со мной немножко поговорите.

# # #

Что меня беспокоит? На-ка вот:
Я хочу, чтоб на Рождество
Сделал Бог меня одинаковой,
Чтоб не чувствовать ничего.
Острый локоть –
В грудную мякоть:
Чтоб не ёкать
И чтоб не плакать;
Чтоб не сохнуть
И чтоб не вякать –
Чтобы охнуть
И рухнуть в слякоть.

# # #

Лечь, лопатки впечатать в дно
И закутаться в ил, древнея.
Вот тогда станет все равно.
А со временем – все равнее.

# # #

Что молчите, не отвечая мне?
И качаете головой?
Может, чая мне? от отчаянья?
С трын-травой?
У меня, может, побываете?
Перейдем на другой тариф мы?
Запретите слагать слова эти
В эти рифмы?
Приласкаете? Отругаете?
Может, сразу удочерите?
Доктор, что Вы мне предлагаете?
Говорите!
В дверь толкнешься на нервной почве к Вам —
Руки свяжут, как два ремня!..
Что Вы пишете птичьим почерком?
Вы выписываете меня?..

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Марк Львовский — Доктора и кандидаты наук

Доктора и кандидаты,
Очень умные ребята,
Раньше много получали
И науку развивали.

А теперь эти ребята,
Оказались без зарплаты,
В институтах нынче скука,
Ну, кому нужна наука?

Кандидаты из столицы
Уезжали за границу,
И кому туда пора,
Уезжали доктора!

Те, которые остались,
Без работы оказались,
И на вольные хлеба,
Такова у них судьба!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Наталья Иванова — Военный врач

Солдат у вражеских высот
Был ранен утром рано.
Отважный военврач спасёт,
Он перевяжет раны!

Врач извлечёт из ран солдата
Два небольших осколка
И скажет: «Унывать не надо!
Живи, братишка, долго!»

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Петр Давыдов — Доктору-мужчине

Как незаметно пролетело время –
Совсем недавно сессия была.
Порою мы, самим себе, не веря,
Решали очень сложные дела.
Теперь ты доктор с многолетним стажем,
Хоть выглядишь совсем не п о годам.
И я признаюсь откровенно – даже
Я тридцати пяти тебе не дам!

За пациента каждого в ответе
Повсюду ты летаешь, как стрела.
Ну, как ты успеваешь все на свете?
Жена — детишек чудных родила?
Как многим доброта твоя знакома
И легче всем становится с тобой.
Тебя всегда ждут с нетерпеньем дома,
И на прием приходят, как домой.

Внимательность твою оценит каждый!
И повезло когда-то очень нам.
Кто на прием к тебе пришел однажды,
Уже к другим не хочет докторам.
Ты выглядишь и стильно, и красиво –
Иначе просто выглядеть нельзя.
Прими любовь и вечное «Спасибо» —
За каждого болеешь ты не зря

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Алексей Толстой — Медицинские стихотворения
1

Доктор божией коровке
Назначает рандеву,
Штуки столь не видел ловкой
С той поры, как я живу,
Ни во сне, ни наяву.
Веря докторской сноровке,
Затесалася в траву
К ночи божия коровка.
И, припасши булаву,
Врач пришел на рандеву.
У скалы крутой подножья
Притаясь, коровка божья
Дух не смеет перевесть,
За свою страшится честь.

Дщери нашей бабки Евы!
Так-то делаете все вы!
Издали: «Mon coeur, mon tout», -[1]
А пришлось начистоту,
Вам и стыдно, и неловко;
Так и божия коровка —
Подняла внезапно крик:
«Я мала, а он велик!»
Но, в любви не зная шутки,
Врач сказал ей: «Это дудки!
Мне ведь дело не ново,
Уж пришел я, так того!»

Кем наставлена, не знаю,
К чудотворцу Николаю
(Как то делалося встарь)
Обратилась божья тварь.
Грянул гром. В его компанье
Разлилось благоуханье —
И домой, не бегом, вскачь,
Устрашась, понесся врач,
Приговаривая: «Ловко!
Ну уж божия коровка!
Подстрекнул меня, знать, бес!»
— Сколько в мире есть чудес!

Октябрь (?) 1868

2

Навозный жук, навозный жук,
Зачем, среди вечерней тени,
Смущает доктора твой звук?
Зачем дрожат его колени?

O врач, скажи, твоя мечта
Теперь какую слышит повесть?
Какого ропот живота
Тебе на ум приводит совесть?

Лукавый врач, лукавый врач!
Трепещешь ты не без причины —
Припомни стон, припомни плач
Тобой убитой Адольфины!

Твои уста, твой взгляд, твой нос
Ее жестоко обманули,
Когда с улыбкой ты поднес
Ей каломельные пилюли…

Свершилось! Памятен мне день —
Закат пылал на небе грозном —
С тех пор моя летает тень
Вокруг тебя жуком навозным…

Трепещет врач — навозный жук
Вокруг него, в вечерней тени,
Чертит круги — а с ним недуг,
И подгибаются колени…

Ноябрь (?) 1868

3

«Верь мне, доктор (кроме шутки!),-
Говорил раз пономарь,-
От яиц крутых в желудке
Образуется янтарь!»

Врач, скептического складу,
Не любил духовных лиц
И причетнику в досаду
Проглотил пятьсот яиц.

Стон и вопли! Все рыдают,
Пономарь звонит сплеча —
Это значит: погребают
Вольнодумного врача.

Холм насыпан. На рассвете
Пир окончен в дождь и грязь,
И причетники мыслете
Пишут, за руки схватясь.

«Вот не минули и сутки,-
Повторяет пономарь,-
А уж в докторском желудке
Так и сделался янтарь!»

Ноябрь (?) 1868

4
БЕРЕСТОВАЯ БУДОЧКА

В берестовой сидя будочке,
Ногу на ногу скрестив,
Врач наигрывал на дудочке
Бессознательный мотив.

Он мечтал об операциях,
О бинтах, о ревене,
О Венере и о грациях…
Птицы пели в вышине.

Птицы пели и на тополе,
Хоть не ведали о чем,
И внезапно все захлопали,
Восхищенные врачом.

Лишь один скворец завистливый
Им сказал как бы шутя:
«Что на веточках повисли вы,
Даром уши распустя?

Песни есть и мелодичнее,
Да и дудочка слаба,-
И врачу была б приличнее
Оловянная труба!»

Между 1868 и 1870

5

Муха шпанская сидела
На сиреневом кусте,
Для таинственного дела
Доктор крался в темноте.

Вот присел он у сирени;
Муха, яд в себе тая,
Говорит: «Теперь для мщенья
Время вылучила я!»

Уязвленный мухой больно,
Доктор встал, домой спеша,
И на воздухе невольно
Выкидает антраша.

От людей ночные тени
Скрыли доктора полет,
И победу на сирени
Муха шпанская поет.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Андрей Дементьев — Доктор

Татьяна вернулась
С дежурства под вечер.
Усталая…
(Лишь бы не встретиться с кем.)
Сережка ей кинулся звонко навстречу:
«Ой, мамочка, ты насовсем?»
«Насовсем…»
Пока она ела,
Он ждал терпеливо
С игрушками вместе,
В углу присмирев,
Где всадник скакал,
Подбоченясь красиво.
И крался к дверям
Гуттаперчивый лев.
А после, усевшись вдвоем у окошка,
Сережка и мама затеяли бой:
Был всадником смелым
Довольный Сережка,
И маму спасал он,
Рискуя собой…
«Держись!» – кричал – «Мама,
Спешу на подмогу…» —
И Таня задорно смеялась в ответ.
Вдруг холодом сильно
Пахнуло с порога
И в комнату шумно протиснулся дед.
Знакомый старик из соседней деревни.
Метелью запылена борода.
«За вами послали Татьяна Андревна.
У нас на Заречье в больнице беда.
Хотел поначалу отправиться в город,
Да больно дорога туда тяжела…»
«Сережа, ложись…
Не балуйся.
Я скоро…»
Метель за окном все мела и мела.
Вокруг ни души.
Только полночь слепая.
Да разве кто выйдет в такую пургу?
Березы, дорогу саням уступая,
С проселка сошли и увязли в снегу.
Среди этой ночи —
Холодной и снежной
Ей жутко остаться с тревогой своей.
Сомнения, думы ее и надежда
Давно обогнали усталых коней.
… Ночь кончилась.
И неожиданным светом
Заря разгорелась над краем земли.
И видела доктор,
Как краски рассвета
На бледном, на тонком лице расцвели.
И женщина вдруг очень тихо
И просто
Спросила у доктора:
«Можно взглянуть?»
И спал ее первенец —
Мальчик курносый,
На маму, пожалуй, похожий чуть-чуть.
Татьяна ему улыбнулась устало…
Нахлынувший сон побеждая едва,
На вешалке молча пальто отыскала
И долго попасть не могла в рукава.
…А дома…
А дома все было в порядке.
Вошла,
И как будто бы прибыло сил.
Сережка сидел на короткой кроватке
И молча глаза кулачками будил.
Сын обнял ее озорными руками,
Прижался к груди, как горячий комок…
«Скажи, ты соскучился очень по маме?» —
А он вдруг слезами ей руки обжег.
И обнял ее из всей своей силы…
И сердцем она в этот миг поняла,
Что ночью не просто беду победила,
А материнское счастье спасла.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Эдуард Асадов — Высокий долг

Осмотр окончен. На какой шкале
Отметить степень веры и тревоги?!
Налево — жизнь, направо — смерть во мгле,
А он сейчас, как на «ничьей земле»,
У света и у мрака на пороге…

Больной привстал, как будто от толчка,
В глазах надежда, и мольба, и муки,
А доктор молча умывает руки
И взгляд отводит в сторону слегка.

А за дверьми испуганной родне
Он говорит устало и морозно:
— Прошу простить, как ни прискорбно мне,
Но, к сожаленью, поздно, слишком поздно!

И добавляет: — Следует признаться,
Процесс запущен. В этом и секрет.
И надо ждать развязки и мужаться.
Иных решений, к сожаленью, нет.

Все вроде верно. И, однако, я
Хочу вмешаться: — Стойте! Подождите!
Я свято чту науку. Но простите,
Не так тут что-то, милые друзья!

Не хмурьтесь, доктор, если я горяч,
Когда касаюсь вашего искусства,
Но медицина без большого чувства
Лишь ремесло. И врач уже не врач!

Пусть безнадежен, может быть, больной,
И вы правы по всем статьям науки,
Но ждать конца, сложив спокойно руки,
Да можно ль с настоящею душой?!

Ведь если не пылать и примиряться
И не стремиться поддержать плечом,
Пусть в трижды безнадежной ситуации,
Зачем же быть сестрой или врачом?!

Чтоб был и впрямь прекраснейшим ваш труд,
За все, что можно, яростно цепляйтесь,
За каждый шанс и каждый вздох сражайтесь
И даже после смерти семь минут!

Ведь сколько раз когда-то на войне
Бывали вдруг такие ситуации,
Когда конец. Когда уже сражаться
Бессмысленно. И ты в сплошном огне,

Когда горели и вода и твердь,
И мы уже со смертью обнимались,
И без надежды все-таки сражались,
И выживали. Побеждали смерть!

И если в самых гиблых ситуациях
Мы бились, всем наукам вопреки,
Так почему ж сегодня не с руки
И вам вот так же яростно сражаться?!

Врачи бывали разными всегда:
Один пред трудной хворостью смирялся,
Другой же не сдавался никогда
И шел вперед. И бился и сражался!

Горел, искал и в стужу и в грозу,
Пусть не всегда победа улыбалась,
И все же было. Чудо совершалось.
И он счастливый смахивал слезу…

Ведь коль не он — мечтатель и боец,
И не его дерзанья, ум и руки,
Каких высот достигли б мы в науке
И где б мы сами были, наконец?!

Нельзя на смерть с покорностью смотреть,
Тем паче где терять-то больше нечего,
И как порою ни упряма смерть —
Бесстрашно биться, сметь и только сметь!
Сражаться ради счастья человечьего.

Так славьтесь же на много поколений,
Упрямыми сердцами горячи,
Не знающие страха и сомнений
Прекрасные и светлые врачи!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Ольга Мажугина — На свете много профессий разных

На свете много профессий разных,
И все они людям нужны,
От самых простых и до самых важных,
Все они в жизни важны.
Вот, например, профессия врача.
Как жили люди без нее на свете?
Врачи нужны повсюду и всегда,
Чтоб росли здоровенькими дети.
Врач всех внимательно осмотрит и узнает,
Что у кого и где болит.
Ну а затем диагноз он поставит
И лишь потом начнет лечить.
Врач нужен всегда, нужен везде,
Чтобы спокойно жить на Земле

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Эдуард Асадов — На приёме

Два доктора как-то умно и толково
В больнице осматривали больного.
Один у другого решил спросить,
Помяв пациенту живот:
— Ну что, коллега, будем лечить?
— Не надо. Пускай живёт!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Вероника Тушнова — Хирург
_Н. Л. Чистякову

Порой он был ворчливым оттого,
что полшага до старости осталось.
Что, верно, часто мучила его
нелегкая военная усталость.

Но молодой и беспокойный жар
его хранил от мыслей одиноких —
он столько жизней бережно держал
в своих ладонях, умных и широких.

И не один, на белый стол ложась,
когда терпеть и покоряться надо,
узнал почти божественную власть
спокойных рук и греющего взгляда.

Вдыхал эфир, слабел и, наконец,
спеша в лицо неясное вглядеться,
припоминал, что, кажется, отец
смотрел вот так когда-то в раннем детстве.

А тот и в самом деле был отцом
и не однажды с жадностью бессонной
искал и ждал похожего лицом
в молочном свете операционной.

Своей тоски ничем не выдал он,
никто не знает, как случилось это,-
в какое утро был он извещен
о смерти сына под Одессой где-то…

Не в то ли утро, с ветром и пургой,
когда, немного бледный и усталый,
он паренька с раздробленной ногой
сынком назвал, совсем не по уставу.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Михаил Кузмин — Врач мудрый нам открыл секрет природы…

Врач мудрый нам открыл секрет природы:
«Что заставляет нас в болезнь впадать,
То, растворенное, и облегченье дать
Нам может», — и целятся тем народы.
Но не одни телесные невзгоды
Закону отдала природа-мать,
Покорно голосу ее внимать
Лишь люди не сумели долги годы.
А так легко: твой взор печаль мне дал,
И радость им же может возвратиться.
Ведь тут не лабиринт, где сам Дедал,
Строитель хитрый, мог бы заблудиться.
С разлукой лишь не знаю, как мне быть.
Или разлукою с разлукою целить?

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Валентин Берестов — Один укол стального жальца

Один укол стального жальца –
Анализ крови сделан мне.
Он, правда, высосан из пальца,
Но убедителен вполне.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Александр Грибоедов — Эпитафии доктору Кастальди
I

Из стран Италии — отчизны
Рок неведомый сюда его привел.
Скиталец, здесь искал он лучшей жизни…
Далеко от своих смерть близкую обрел!

II

Брыкнула лошадь вдруг, скользнула и упала, —
И доктора Кастальдия не стало!…

 

Оцените статью
Na5.club
Добавить комментарий

Adblock
detector