Стихотворения про Крым

Стихотворения о Крыме Стихи

Короткие стихи про Крым

Стихотворения про Крым

Волшебный край

…Волшебный край! очей отрада!
Всё живо там: холмы, леса,
Янтарь и яхонт винограда,
Долин приютная краса,
И струй и тополей прохлада…
Всё чувство путника манит,
Когда, в час утра безмятежный,
В горах, дорогою прибрежной
Привычный конь его бежит,
И зеленеющая влага
Пред ним и блещет и шумит
Вокруг утесов Аю-дага…

А. Пушкин

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Ласточкино гнездо

Словно выдержка вина
Солнечного Крыма,
Морю чёрному венец,
Возвышается дворец!
ОблакА касаясь нежно,
Царственной короны,
Утопают в безмятежье
Царственного трона.

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Добрый Крым

С добрым утром, мир хрустальный!
Солнце! Горы! Море! Лес!
С добрым утром, чайки, пальмы,
Кипарисы до небес!
Уведёт меня тропинка
К водопаду за горой.
В каждой встреченной травинке
Вижу свет земли родной.
Соберу букет из красок,
Чтобы вам стихом моим
Рассказать, как он прекрасен —
Милый, щедрый, добрый Крым!

Л. Огурцова

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

В Крымских степях

Синеет снеговой простор,
Померкла степь. Белее снега
Мерцает девственная Вега
Над дальним станом крымских гор.

Уж сумрак пал, как пепел сизый,
Как дым угасшего костра:
Лишь светится багряной ризой
Престол аллы — Шатер-Гора.

И. Бунин

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Октябрь в Крыму…

Октябрь в Крыму —
Как юности возврат.
Прозрачен воздух,
Небо густо-сине.
Как будто в мае
Дружный хор цикад,
И только утром
Их пугает иней.

Я осень
Перепутала с весной.
Лишь мне понятно,
Кто тому виной…

Ю. Друнина

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Лишь запах чабреца, сухой и горьковатый,
Повеял на меня — и этот сонный Крым,
И этот кипарис, и этот дом, прижатый
К поверхности горы, слились навеки с ним.

Здесь море — дирижер, а резонатор — дали,
Концерт высоких волн здесь ясен наперед.
Здесь звук, задев скалу, скользит по вертикали,
И эхо средь камней танцует и поет.

Н. Заболоцкий

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Да здравствуют южные зимы!..

Да здравствуют южные зимы!
В них осень с весной пополам.
За месяц январского Крыма
Три лета курортных отдам.

Здесь веришь, что жизнь обратима,
Что годы вдруг двинулись вспять.
Да здравствуют южные зимы! —
Короткая их благодать.

Ю. Друнина

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Крымская картинка

Все сильнее горя,
Молодая заря
На цветы уронила росу.
Гул в лесу пробежал,
Горный лес задрожал,
Зашумел между скал водопад Учан-Су.
И горяч, и могуч,
Вспыхнул солнечный луч,
Протянулся, дрожит, и целует росу,
Поцелуй его жгуч,
Он сверкает в лесу,
Там, где гул так певуч,
Он целует росу,
А меж сосен шумит и журчит Учан-Су.

К. Бальмонт

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Зима в Крыму

Не гостит зима на юге,
Нет в Крыму студёной вьюги.

Открываем календарь –
Там написано: ЯНВАРЬ.

А вокруг – щебечут птицы,
Солнце в лужицу глядится.

Где же снег?
Мороз трескучий?
Кто дождём заправил тучи?

Дед Мороз в своей избушке
Выдал снег Зиме-старушке.

В Крым посылку с ней доставил…
Но дорогой снег – растаял!

Л. Огурцова

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Замок на вершине сказочной скалы

Тёплой крымской ночи терпкий аромат,
Яркие созвездья в небесах горят.
Еле слышно ветер шелестит листвой
И у кромки моря плещется прибой.
Лёгкою прохладой веет от воды,
На траве сверкают капельки росы.
Аромат глициний всех заворожит,
Лунная дорожка на море лежит.
Замок на вершине сказочной скалы,
Башенки и шпили на верху видны.
Ласточки обитель в тишине ночной
Как корабль над морем на волне крутой.
Александра Грина чудная страна,
Вдохновенье дарят море и луна.

И. Бутримова

Произведения известных поэтов

Стихотворения про Крым

В Крым

Навстречу птицам перелетным
На дальний юг стремились мы
Из царства северной зимы
К весны пределам беззаботным.

Небес полдневных глубины
Чем дальше, тем ясней синели;
Алмазней звезды пламенели
Среди полночной тишины.

И все обильнее цветами,
Благоуханьем и теплом
Весна дарила с каждым днем,
Лаская нежными лучами.

Пустынных гор последний кряж
Нас отделял еще от цели;
Вдали ворота зачернели,
Все ближе, ближе… О, когда ж!

Мы трепетно переступали
Порог скалистый… Наконец!..
В нас сердце замерло… Творец!
Не сон ли это, не мечта ли?

У наших ног обрыв крутой,
А впереди — неизмеримый,
Безбережный, необозримый,
Лазоревый простор морской.

Неописуемое море,
Лицом к лицу перед тобой,
Пред этой дивной красотой
Не всякое ль забудешь горе!

К. Романов

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Моряк в Крыму

Моряк вступил на крымский берег —
Легко и весело ему!
Как рад моряк! Он ждал, он верил
И вот дождался: он в Крыму!

В лицо ему пахнуло мятой,
Победой воздух напоен.
И жадно грудью полосатой,
Глаза зажмурив, дышит он.

А южный ветер треплет пряди
Волос, похожих на волну,
И преждевременную гладит
Кудрей моряцких седину.

Как много видел он, как ведом
Ему боев двухлетний гул!
Но свежим воздухом победы
Сегодня он в Крыму вздохнул.

И автомат, как знамя, вскинув,
Моряк бросается вперед.
— Туда, где флотская святыня!
— Где бой!
— Где Севастополь ждет!!!

И. Уткин

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Приехать морю в несезон…

Приехать морю в несезон,
помимо матерьяльных выгод,
имеет тот ещё резон,
что это — временный, но выход
за скобки года, из ворот
тюрьмы. Посмеиваясь криво,
пусть Время взяток не берёт,
Пространство, друг, сребролюбиво!

Орёл двугривенника прав,
Четыре времени поправ!

Здесь виноградники с холма
Бегут темно-зеленым туком.
Хозяйки белые дома
Здесь топят розоватым буком.
Петух вечерний голосит
Крутя замедленное сальто,
Луна разбиться не грозит
О гладь щербатую асфальта.
Её и тьму других светил
Залив бы с лёгкостью вместил.

Когда так много позади
Всего, в особенности — горя,
Поддержки чьей-нибудь не жди,
Сядь в поезд, высадись у моря.
Оно обширнее. Оно
И глубже. Это превосходство —
Не слишком радостное. Но
Уж если чувствовать сиротство,
то лучше в тех местах, чей вид
волнует, нежели язвит.

И. Бродский

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Александр

Александр — мужчина просто классный,
Все у нас завидуют ему.
Он однажды с женщиной прекрасной
Скрылся поздней осенью в Крыму.

Там цвели магнолии, ночами
Источая душный аромат.
Чайки утомлённые кричали,
И горел прекрасный чей-то взгляд.

Он был гусар заправский,
Кто б что ни говорил,
Из жизни делал сказки,
И женщинам дарил.
Обласканный судьбою,
Всё в жизни по плечу,
Но… сравнивать с собою
Его я не хочу.

Ресторан приморский переполнен,
Здесь сегодня джаз играет блюз.
Александр с детства джазом болен,
У него вообще отменный вкус.

Шоколадка плавает в шампанском,
Александр умеет стол накрыть.
И блондинка слева строит глазки,
Намекая — выйдем покурить!

Александр парень был не промах,
Он лицом красив, в плечах широк,
И сгорали женщины, как порох,
Но на всех жениться он не мог.

В потолок плывут колечки дыма,
Быстро всё прошло, увы и ах!
Он с прекрасной женщиной из Крыма
Возвращался в разных поездах.

Л. Рубальская

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Над Феодосией угас

Над Феодосией угас
Навеки этот день весенний,
И всюду удлиняет тени
Прелестный предвечерний час.

Захлебываясь от тоски,
Иду одна, без всякой мысли,
И опустились и повисли
Две тоненьких моих руки.

Иду вдоль генуэзских стен,
Встречая ветра поцелуи,
И плятья шелковые струи
Колеблются вокруг колен.

И скромен ободок кольца,
И трогательно мал и жалок
Букет из нескольких фиалок
Почти у самого лица.

Иду вдоль крепостных валов,
В тоске вечерней и весенней.
И вечер удлиняет тени,
И безнадежность ищет слов.

М. Цветаева

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Прощание с Крымом

Перед тем, как ступить на балкон,
я велю тебе, богово чудо:
пребывай в отчужденье благом!
Не ищи моего пересуда.

Не вперяй в меня рай голубой,
постыдись этой детской уловки.
Я-то знаю твой кроткий разбой,
добывающий слово из глотки.

Мне случалось с тобой говорить,
проболтавшийся баловень пыток,
смертным выдохом ран горловых
я тебе поставляла эпитет.

Но довольно! Всесветлый объем
не таращь и предайся блаженству.
Хватит рыскать в рассудке моем
похвалы твоему совершенству.

Не упорствуй, не шарь в пустоте,
выпит мед из таинственных амфор.
И по чину ль твоей красоте
примерять украшенье метафор?

Знает тот, кто в семь дней сотворил
семицветие белого света,
как голодным тщеславьем твоим
клянчишь ты подаяний поэта?

Прогоняю, стращаю, кляну,
выхожу на балкон. Озираюсь.
Вижу дерево, море, луну,
их беспамятство и безымянность.

Плачу, бедствую, гибну почти,
говорю: о, даруй мне пощаду, —
погуби меня, только прости!
И откуда-то слышу: — Прощаю…

Б. Ахмадулина

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Старый Крым

Куры, яблони, белые хаты —
Старый Крым на деревню похож.
Неужели он звался Солхатом
И ввергал неприятеля в дрожь?

Современнику кажется странным,
Что когда-то, в былые года,
Здесь бессчетные шли караваны,
Золотая гуляла Орда.

Воспевали тот город поэты,
И с Багдадом соперничал он.
Где же храмы, дворцы, минареты?—
Погрузились в истории сон…

Куры, вишни, славянские лица,
Скромность белых украинских хат.
Где ж ты, ханов надменных столица —
Неприступный и пышный Солхат?

Где ты, где ты?— ответа не слышу.
За веками проходят века.
Так над степью и над Агармышем
Равнодушно плывут облака…

Ю. Друнина

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Гурзуф

В большом полукружии горных пород,
Где, темные ноги разув,
В лазурную чашу сияющих вод
Спускается сонный Гурзуф,
Где скалы, вступая в зеркальный затон,
Стоят по колено в воде,
Где море поет, подперев небосклон,
И зеркалом служит звезде,—
Лишь здесь я познал превосходство морей
Над нашею тесной землей,
Услышал медлительный ход кораблей
И отзвук равнины морской.
Есть таинство отзвуков. Может быть, нас
Затем и волнует оно,
Что каждое сердце предчувствует час,
Когда оно канет на дно.
О, что бы я только не отдал взамен
За то, чтобы даль донесла
И стон Персефоны, и пенье сирен,
И звон боевого весла!

Н. Заболоцкий

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Крым

Хожу,
гляжу в окно ли я
цветы
да небо синее,
то в нос тебе магнолия,
то в глаз тебе
глициния.
На молоко
сменил
чаи
в сиянье
лунных чар.
И днем
и ночью
на Чаир
вода
бежит, рыча.
Под страшной
стражей
волн-борцов
глубины вод гноят
повыброшенных
из дворцов
тритонов и наяд.
А во дворцах
другая жизнь:
насытясь
водной блажью,
иди, рабочий,
и ложись
в кровать
великокняжью.
Пылают горы-горны,
и море синеблузится.
Людей
ремонт ускоренный
в огромной
крымской кузнице.

В. Маяковский

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Крым

Назло неистовым тревогам,
ты, дикий и душистый край,
как роза, данная мне Богом,
во храме памяти сверкай!..
Тебя покинул я во мраке:
качаясь, огненные знаки
в туманном небе спор вели
над гулом берегов коварных.
Кругом, на столбиках янтарных,
стояли в бухте корабли.

В краю неласковом скучая,
все помню — плавные поля,
пучки густые молочая,
вкус теплых ягод кизиля;
я любовался мотыльками
степными — с красными глазками
на темных крылышках… Текла
от тени к тени золотистой,
подобна музыке волнистой,
неизъяснимая яйла!

О, тиховейные долины,
полдневный трепет над травой,
и холм — залет перепелиный…
О, странный отблеск меловой
расщелин древних, где у края
цветут пионы, обагряя
чертополоха чешую,
и лиловеет орхидея…
О, рощи буковые, где я
подслушал, Пан, свирель твою!

Воображаю грань крутую
и прихотливую яйлы,
и там — таинственную тую,
а у подножия скалы —
сосновый лес… С вершины острой
так ясно виден берег пестрый,
хоть наклонись да подбери!
Там я не раз, весною дальней,
встречал, как счастье, луч начальный
и ветер сладостный зари…

Там, ночью звездной, я порою
о крыльях грезил… Вдалеке,
меж гулким морем и горою,
огни в знакомом городке,
как горсть алмазных ожерелий,
небрежно брошенных, горели
сквозь дымку зыбкую, и шум
далеких волн и шорох бора
мне посылали без разбора
за роем рой нестройных дум!

Любил я странствовать по Крыму…
Бахчисарая тополя
встают навстречу пилигриму,
слегка верхами шевеля;
в кофейне маленькой, туманной,
эстампы английские странно
со стен засаленных глядят.
лет полтораста им — и боле:
бои былые — тучи, поле
и куртки красные солдат.

И посетил я по дороге
чертог увядший. Лунный луч
белел на каменном пороге
В сенях воздушных капал ключ
очарованья, ключ печали,
и сказки вечные журчали
в ночной прозрачной тишине,
и звезды сыпались над садом.
Вдруг Пушкин встал со мною рядом
и ясно улыбнулся мне…

О, греза, где мы ни бродили!
Там дни сменялись, как стихи…
Баюкал ветер, а будили
в цветущих селах петухи.
Я видел мертвый город: ямы
былых темниц, глухие храмы.
безмолвный холм Чуфуткалэ…
Небес я видел блеск блаженный,
кремнистый путь, и скит смиренный,
и кельи древние в скале.

На перевале отдаленном
приют — старик полуслепой
мне предложил, с поклоном сонным.
Я утомлен был. Над тропой
сгущались душные потемки;
в плечо впивался мне котомки
линючий, узкий ремешок;
к тому ж над лысиною горной
повисла туча, словно черный,
набухший, бархатный мешок.

И тучу, полную жемчужин,
проткнула с хохотом гроза,
и был уютен малый ужин
в татарской хижине: буза,
черешни, пресный сыр овечий…
Темнело. Тающие свечи
на круглом низеньком столе,
покрытом пестрой скатереткой,
мерцали ласково и кротко
в пахучей, теплой полумгле.

И синим утром я обратно
спустился к морю по пятам
своей же тени. Неопрятно
цвели на кручах, тут и там,
деревья тусклые Иуды,
на камнях млели изумруды
дремотных ящериц, тропа
вилась меж садиков веселых;
пел ручеек, на частоколах
белели козьи черепа.

О, заколдованный, о, дальний
воспоминаний уголок!
Внизу, над морем, цвет миндальный,
как нежно-розовый дымок,
и за поляною поляна,
и кедры мощные Ливана,
аллей пленительная мгла
(приют любви моей туманной!),
и кипарис благоуханный,
и восковая мушмула…

Меня те рощи позабыли…
В душе остался мне от них
лишь тонкий слой цветочной пыли…
К закату листья дум моих
при первом ветре обратятся,
но если Богом мне простятся
мечты ночей, ошибки дня,
и буду я в раю небесном,
он чем-то издавна известным
повеет, верно, на меня!

В. Набоков

Красивые стихотворения про Крым

Стихотворения про Крым

От Севастополя до Ялты

Вам, горы юга, вам, горы Крыма,
Привет мой северный!
В автомобиле — неудержимо,
Самоуверенно!
Направо море; налево скалы
Пустынно-меловы.
Везде провалы, везде обвалы
Для сердца смелого.
Окольчит змейно дорога глобус, —
И нет предельного!
От ската к вскату дрожит автобус
Весь цвета тельного.
Пыль меловая на ярко-красном —
Эмблема жалкого…
Шоффэр! а ну-ка движеньем страстным
В волну качалковую!

И. Северянин

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Вдох Крыма перед долгими снегами,
глоток уже туманного бальзама,
и сердце где-то в горле, и слеза
от ветра спеет, и гора – не горе,
да облако за ней легло на море,…
и медяки рассыпали леса.

Кипит гряда легированным сплавом,
ни слева одиночества, ни справа,
а только хруст, дыханье, светотень.
Так высоко, что можно выпасть в небо,
и все, что недодумано и недо-
расслышано — сгорит, как этот день.

И справа круча облака, и слева,
а впереди горит шиповник спелый,
и здесь сейчас со мною все мои…
Я слышу их спасительную поступь.
Нигде нет одиночества, а просто
скользит тропа с шуршанием змеи.

В. Сыроватский

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Крым. Новый Свет

О,Крым! Восьмое чудо света
Рай для художника, поэта
Мечтала о тебе всегда
И вот я здесь, сбылась мечта
Куда ни гляну, просто диво
И восхищаясь красотой
Вдоль гор над морем по обрыву
Пройду Галицинской тропой
Петляя по горам и скалам
Между двух бухт я окажусь
И чтоб быть ближе к облакам
Я на мыс Капчик поднимусь
Я в можжевеловую рощу
Спустившись с мыса попаду
И окунусь в целебный воздух
На землю навзничь упаду
Хочу встречать рассветы,зори
Смотреть, дышать, снимать,писать
Купаться в черном»синем»море
И никуда не уезжать
О Крым! Тебя я воспеваю
Здесь заповедных мест не счесть
Ещё не раз вернусь сюда я
А в Новый Свет сочту за честь!

С. Грязнова

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Воспоминания о Крыме

Не ночь, не звезды, не морская пена, —
Нет, в памяти доныне, как живой,
Мышастый ослик шествует степенно
По раскаленной крымской мостовой.

Давно смирен его упрямый норов:
Автомобиль прижал его к стене,
И рдеет горка спелых помидоров
В худой плетенке на его спине.

А впереди, слегка раскос и черен,
В одних штанишках, рваных на заду,
Бритоголовый толстый татарчонок,
Спеша, ведет осленка в поводу.

Между домов поблескивает море,
Слепя горячей синькою глаза.
На каменном побеленном заборе
Гуляет бородатая коза.

Песок внизу каймою пены вышит,
Алмазом блещет мокрое весло,
И валуны лежат на низких крышах,
Чтоб в море крыши ветром не снесло.

А татарчонку хочется напиться.
Что Крым ему во всей его красе?
И круглый след ослиного копытца
Оттиснут на асфальтовом шоссе.

Д. Кедрин

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Мы с тобой ещё будем в Крыму

Золотого муската приму,
Пальцы стисну — аж хрустнут фаланги.
Нам поможет хранитель наш ангел,
Мы с тобой ещё будем в Крыму!

Нас еще изабеллы лоза
Исцелит от столичного сплина, —
Лишь бы годы не горбили спину,
Лишь бы солнце слепило глаза.

Где бы век ни пришлось куковать,
Сколько б жизнь ни расставила вешек, —
Как соленый миндальный орешек
Нам с тобой ещё Крым смаковать!

Отпускные деньки коротки,
Но они повторятся, ей-богу! —
Лишь бы смерть не пристроилась в ногу,
Лишь бы жизнь не брала за грудки.

Уроженцы рождественских стуж,
Накануне отъезда в столицу
Мы свои посмуглевшие лица
Запрокинем под солнечный душ!

Ни айву не хочу, ни хурму, —
Лишь бы море под солнцем искрило,
Лишь бы знать, уезжая из Крыма:
Мы с тобой ещё будем в Крыму!

В. Егоров

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

В горах Коктебеля

Стою я в горах Коктебеля
На море влюбленно смотрю
За все,что я в жизни имею
Вселенную благодарю
Спасибо за то что я вижу
Природу, рассвет и закат
Кораблик подходит к причалу
И чайки над морем парят
Спасибо за то, что я слышу
Плеск моря и трель соловья
Как дождь барабанит по крыше
Шум ветра и гул бытия
Спасибо, что часто встречаю
Я добрых людей на пути
Поддержку друзей ощущая
Мне легче по жизни идти
Стою я в горах Коктебеля
На море влюбленно смотрю
За все, что я в жизни имею
Вселенную благодарю.

С. Грязнова

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Обрывы Крыма так волнисты,
круты висты, что только со
ступенек падая здесь вниз, ты
увидишь всё, запомнишь всё.

Всё промелькнет, как кадры фильма.
На ус мотает «Мистер Вульф»:
уж если вяжет кедры фирма,
то одинаковых нет двух.

Ступенек вверх не будет! — скачет
фотограф, прихвостень, шутник
вокруг одной старухи — значит,
подъем продолжится без них.

Старуха та сгорела, бог с ней.
Забыта тяжесть всех имен.
Неаполь Скифский ночью поздней
открыл ворота, пуст и мертв.

Сломав морскую панораму,
встает на рейд «Карадениз».
Весь день кругами водишь даму,
да вынимаешь деньги из…

А волны так в конце ажурны,
и диск в начале их бордов.
Ночные молнии бесшумны
на склонах древних городов.

Чтоб вспомнить росчерком гористым
одним весь Крым — чтоб вспомнить всё,
здесь в пропасть падают со свистом,
сорвавшись с лестницы, месьё…

Большим, наверно, было б свинством
забыть, как бомж читал Басё!

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Евпаторийские мотивы …

И вновь мой город оживёт
Уж как он к лету принаряжен
И отдыхающий народ
Заполнит улицы, и пляжи
Да, будет так, и в этот год.

Гудки с вокзала поездов
Такси на площади рядами
Из многих южных городов
Мой самый тихий, Богом данный…
Все из желаемых удобств.

И новых тысячи людей
Его разбудут эхом гулким
Шагов, и поведут детей
Блуждая — к морю, переулком
Дивясь из камня красоте

И ровно 26 веков
Здесь памятники в тени летней
До них дотронуться легко
В конце 20-го столетия…
Начало мира ж-глубоко…

Опять по Фрунзе, что ни час
Звоночки третьего трамвая
И будет музыка звучать
И к полночи не умолкая…
Ей море будет отвечать…

Лечиться или отдыхать,
Иль так: приехать — окунуться
Кто — первую Любовь встречать,
А кто — побыть собой, очнуться…
А кто — Судьбы искать, опять…

Ждут дельфинарий и кафе
И официанты рано утром
От моря с солнцем под шафэ
Спешать работать в рестораны…
Девчонка — юбочка гофрэ…

И здравниц белых корпуса
Подобны кораблям мечтаний
В них книг — волшебного читанье
И игр — звонки голоса,
А для влюблённых — небеса.

И снова этот город ждёт
Тех, кто бывал и не бывали
Здесь взрослый время проведёт
Здесь детвора — не унывает…
Все дни как праздник — без забот…

Здесь я желаю вам найти
Того, что вы зовёте счастьем
Не говорить: «прощай — прости»
А в поездах, вас уносящих,
Не забывать сюда пути…

А. Абдулов

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

А я вот болею Крымом,
Его вкусно-свежим воздухом.
И узких дорог серпантином,
И с гор опустившимся облаком.
Ночами днепровскими снежными,
Когда ветер воет за окнами,
Я вижу утесы прибрежные
И гальку умытую, мокрую.

Закаты торжественно-пряные
И тень от аллей кипарисовых
Любить никогда не устану я.
Могу бесконечно описывать,
Как запах пьянит можжевеловый,
Вино греет солнечной сладостью
И вкус у инжира, у спелого,
Как вкус самой искренней радости.

Гурзуф, Симеиз, Айвазовское,
Ай-Петри и Ялта-красавица,
Дворцы с красотой своей броскою,
Как могут кому-то не нравиться?
Египет всех манит «инклюзивом»
И сервис турецкой Анталии.
А мне нужен Крым, я люблю его
И буду больна им и далее…

Н. Амар

≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈≈

Коктебель

Солнце льётся, сгоняя продрогшую тень под горами,
Начиная извечную света и тени дуэль, —
Утро снова приходит в целованный всеми богами,
В Тихой бухте сокрытый от глаз, милый рай – Коктебель.

Под лучами теплеют пологие склоны из плюша,
Согреваются волны, и звёзды проснулись на дне.
Можно ухом прижаться к ракушке и море послушать,
А оно, затаившись у ног, будет слушать твой смех…

Бархат спелого персика чувствуешь бархатом кожи –
Сок взрывается, брызжет, течёт по губам и рукам,
И противиться райским соблазнам ты просто не можешь,
Выпивая бокал, полный солнца с вином пополам.

Вечер в волнах мурлычет, драконом ручным серебрится –
Приглашает кататься, погладить, за шею обнять
И подняться туда, где чудесные белые птицы –
Парапланы парят – неземная крылатая рать.

Ночь вернёт в обжитые убежища кроткие тени,
И сведут всех с ума, естества и желанья полны,
Ароматом дурманя, соцветия райских растений…
И не будет нам места для сна под улыбкой луны.

Я хочу показать тебе чудо в долине у моря,
Где струится в волнах золочёных небес канитель,
Где в горах даже воздух на счастье в веках заговорен –
Милый маленький рай на далёкой земле – Коктебель…

А. Росс

Оцените статью
Na5.club
Добавить комментарий

Adblock
detector